Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Эмпатическое слушание

В эмпатическом слушании заложен принцип «я хочу понять другого прежде, чем поймут меня».

Обычно общение между людьми подчинено другому принципу, который можно сформулировать так - «пусть сначала поймут меня». Это приводит к тому, что, вступая в диалог, человек либо говорит о себе, либо готовит свой ответ в то время, когда говорит другой, улавливая в речи другого свои отражения.

Проецируя свои чувства на другого, попадаешь в иллюзию взаимопонимания. Но отчего же тогда собеседник разочарован таким качеством разговора? А улавливая его разочарование, не торопитесь ли вы его обвинить в неблагодарности, ведь вы так старались его понять?

Эмпатическое слушание позволяет посмотреть на вещи с позиции другого человека, проникнуть в его систему представлений, улавливая то, что он при этом чувствует. Вы используете как левое, так и правое полушарие мозга. Вы чувствуете, ощущаете, интуитивно угадываете смысл того, что говорит Другой.

Что мешает эмпатическому слушанию?
1. Советы;
2. Поучения, даже если они даются в форме словесных «поглаживаний»;
3. Утешения типа «Не плачь...», «Не расстраивайся…» - форма непозволения ни себе, ни другому испытывать негативные чувства, нежелание помочь разобраться в первопричинах печали другого;
4. Перевод разговора на свои проблемы и на себя;
5. Рассказ об аналогичных случаях, истории из своей жизни - проблема другого, дала прекрасную возможность поговорить о себе родном;
6. Обрывать на полуслове - демонстрация того, насколько другой вам не важен;
7. Сопереживание: «Ах, бедняжка…» - эдакий способ жаления, когда демонстрируешь понимание, не пропуская чувства другого через себя;
7. Допрашивать: «Когда это случилось…?» — придание чрезвычайной важности второстепенному, вместо того, чтобы помочь увидеть суть проблемы. Такой способ общения говорит о нежелании вдаваться в подробности происходящего с другим;
8. Поправлять, окорачивать, выносить суждения - демонстрация своего высокого уровня экспертности, которое уже само по себе вас возвышает над другим, не помогая тому продвинуться в решении проблемы;
9. Убеждение, что мы «должны» исправить ситуацию - берём ответственность на себя, когда нас об этом даже и не просят, подчёркивая этим неспособность другого самостоятельно решить проблему, переходя чужие границы;
10. Стремление к тому, чтобы другие почувствовали себя лучше - мы не умеем справляться с собственными проблемами, поэтому чужие проблемы лишь добавляют нам печали. И чтобы самому сбежать от своих печалей, мы увлекаем в этот побег другого.

Что вы чувствуете, когда по отношению к вам именно так поступают?

КОНТРОЛИРУЮЩЕЕ ОБЩЕНИЕ:
https://lubovs.nethouse.ru/articles/354142

САМОДОСТАТОЧНОСТЬ:
http://lubovs.nethouse.ru/articles/309036

Мальчики

Посмотрите на современные школы. Много ли вы там найдёте мужчин педагогов? В семье и в школе воспитанием мальчиков занимаются женщины. Женщина так устроена, что на генетическом уровне запрограммирована на стремление получать жизненные ресурсы за счёт других: сначала за счет родителей, затем за счёт мужа. Даже если она самостоятельно зарабатывает на жизнь, будучи современной женщиной, в ней присутствует культурный код, сублимированный в ней веками.


Женщины стремятся с самого раннего детства развивать в мальчиках героическую личность, жертвующую своими интересами на благо общества. В женщине неосознанно живёт потребность вырастить того, кто сможет её содержать, когда силы иссякнут. А потому она учит мальчика, что благородный мужчина отдаёт всё, что имеет, ничего не требуя взамен. Его побуждают делиться с товарищами, с младшими, с девочками. Если его побили, то его не учат давать сдачу, а, наоборот, вставать выше обидчика, отойдя в сторону. Как результат, вырастает мужчина, не способный отстаивать свои интересы и интересы семьи, быть добытчиком и нести ответственность за собственные решения. Если мальчик отстаивает себя, то его упрекают в эгоизме.


Вся литература и искусство насквозь пронизаны романтикой героизма. В подростковом возрасте мальчик стремится быть героем любыми путями, думая, что заслужит одобрение. Но герои воспеваются только в книжках да фильмах. В жизни им места нет. Такое поведение мальчика воспринимается как протестное и всячески начинает подавляться. Вскоре он понимает, что инициатива наказуема. И героические идеалы со временем тускнеют. Вместо геройства он либо теряет вкус к жизни, становясь безинициативным, либо учится преступать правила и законы, превращаясь в эгоиста.


Мальчика нужно учить не тому, как стать героем, а как стать лидером. Только лидер способен максимально полно брать от жизни всё, что ему требуется и щедро делиться своими ресурсами с теми, кого любит.


Может ли этому его научить школа? Может ли его этому научить семья? Как вырастет в мальчике мужское достоинство, если в школе он часто бывает унижен и оскорблён на глазах девочек? Если на него кричат женщины, контролируют его и приказывают ему, что делать, откуда в мальчике появится желание их защищать? В нём формируется устойчивый образ женщины как врага, который коварен и опасен. Он вырастет и либо будет мстить женщинам, используя их и унижая, либо будет избегать их общества, не желая с ними связываться. Он научится презирать отца за то, что тот не защитил его от произвола женщин, или, наоборот, за то, что компенсировал за счёт него свои комплексы, вымещая на нем свою накопленную агрессию.


Где выход? Как и, главное, кто его научит стать лидером по жизни?

Адаптация личности

Теория когнитивного баланса (Heider, 1946) говорит о том, что система, построенная на лжи, неустойчива и недолговечна. Согласно этой мотивационной теории, любой человек меняет своё отношение к объекту или явлению для того, чтобы устранить психологический дисбаланс. Социальная адаптация приводит личное отношение в соответствие с мнением большинства. Поэтому, если ваш ребёнок учится в школе, то, какое бы влияние вы ни оказывали на своего ребёнка, он рано или поздно предпочтёт примкнуть к мнению большинства. И этим большинством является вовсе не семья.


Эта теория подтверждается экспериментом, который провел Соломон Аш (Asch, 1956). Он собрал студентов и договорился со всеми, кроме одного, что они будут давать заведомо неправильные ответы о том, какая полоска длиннее, а какая короче. В ходе эксперимента все испытуемые рано или поздно стали отвечать в соответствии с тем, какие ответы давало большинство группы. Индивид в группе несознательно действует согласованно со всей группой в целях достижения психологического баланса. Когда ребёнок попадает в ситуацию психологического дисбаланса, то пытается так или иначе ее урегулировать. Он готов подчиниться мнению окружающих для того, чтобы не испытывать психологического давления со стороны школьного сообщества.


Такое урегулирование недолговечно. И действует до тех пор, пока человек не попадает под влияние мнения другого большинства. Этим объясняется то, что наибольшее воздействие на наше мнение оказывают СМИ и книги. Тот факт, что мы держим в руках авторитетный источник или слушаем передачу, которую смотрит большинство, обеспечивает попадание под влияние иллюзии того, что мнение, которое нам озвучивают, разделяет огромное количество людей. Если долго находиться под влиянием какой-то идеи, которая вначале показалась человеку абсурдной, то постепенно его гнев сменяется на милость, если он видит, что большинство эту идею поддерживают.


Почему так происходит? На этот вопрос отвечает уже теория когнитивного диссонанса. Очень наглядный эксперимент был проведен Фистингером (Festinger & Carlsmith, 1959). Он предлагал испытуемым делать абсолютно тупую и монотонную работу. Но одним предлагал за это вознаграждение в размере 20 долларов (по тем временам это была нормальная сумма), а другим — один доллар. Те испытуемые, которые делали работу за символическое вознаграждение, убедили себя в том, что эта работа была интересная. А те, кто работал за нормальное вознаграждение, так и остались при мнении, что они делали тупую и монотонную работу, но за деньги.


Если ребёнок растёт в среде, где идея школы имеет ореол романтический, то он ждёт не дождётся срока поступления в школу. Выглядит это так, что «ребёнок хочет в школу». На самом деле, он стремится приобщиться к большинству. Как только ребёнок встречается с реальностью школьных будней, ограничивающих его природную тягу к свободе познания, у него возникает когнитивный диссонанс. Его система восприятия утрачивает устойчивость: его ожидания не оправдываются. Но психика долго в таком состоянии существовать не может, поэтому ребёнок неосознанно стремится обрести опору. У него два выхода: либо убедить себя в том, что учёба - дело интересное, либо смириться с подавлением, признав, что ценностью являются оценки. Оценка - это своеобразная оплата неинтересного труда. Тогда его выживание приобретает смысл, и, на первый взгляд, ребёнок адаптируется к выживанию в противоестественных условиях без эмоциональных потерь. Детей, чьи ожидания от встречи со школой не привели к разочарованию, очень мало. И, как правило, это заслуга высокой природной адаптивности конкретного ребёнка.


Для большинства же детей дисбаланс так и остаётся. Однажды наступает момент, когда адаптивная конструкция начинает рушиться даже при незначительном потрясении. Это совпадает чаще всего с подростковым возрастом, когда ребёнок осознаёт единство с противоборцами - сверстниками. Родители сталкиваются с сопротивлением со стороны детей. А школа начинает «закручивать гайки». Долго это тоже не может продолжаться. И, в конце концов, ребёнок снова начинает вырабатывать новые адаптивные механизмы. Это противостояние часто заканчивается полным сокрушением воли и приводит к победе системы над индивидуумом. Происходит адаптация личности под нужды общества. Это и есть суть социализации.

Общественный договор в рамках семьи

Как сделать так, чтобы дети исполняли свои обещания: убирали свои игрушки, вовремя занимались учебной деятельностью, исполняли действия, которые вы совместно планируете на день, неделю, месяц и, при этом, вы не испытывали бы раздражения на их безответственность и на свою родительскую несостоятельность?


Я рекомендую родителям составлять общественные договора совместно с детьми. Выделите немного времени в свой выходной день. Обсудите с детьми план на неделю. Включите в этот план их обязательства и, что наиболее важно, и свои собственные по отношению к детям. Важно!!! Договор не должен быть односторонним, то есть включающим в себя только детские обязательства. Детям проще справляться со своими обязательствами, если они осознают, что родители тоже несут ответственность перед ними в рамках общего договора.


Позвольте детям совершать действия в том режиме, который не ограничивает их свободы, но не спешите за них устранять «разруху», которая после их действий возникает. Включите свою просьбу убирать за собой в «общественный договор», объясняя это тем, что они также не обязаны убирать что-то за вами. Это их ответственность за совершенные действия, а так как вы будете убирать за ними, то в это время у вас не будет времени заняться с ними совместными делами.


Сразу же после уборки, вы планируете вместе с ними что-то сделать совместное, именно то, что именно детям интересно. Это двухсторонний договор, где есть ожидания как со стороны детей, так и со стороны вас самих: дети исполняют пункты договора и получают взамен то, что им интересно. Чаще же всего требования родителей имеют односторонний характер: в договоре есть только обязательства детей перед родителями. Именно такие договоренности не работают и вызывают естественное сопротивление детей следовать им.


Кроме того, скажу, что чаще всего, даже если между детьми и родителями и возникают двухсторонние договоры, где родители обещают, со своей стороны, исполнить нечто важное для детей после того, как те сделают нечто важное для родителей, то родители с легкостью нарушают свою часть договора, прикрывая своё нежелание объяснениями причин, почему они не смогли этого сделать. Если родители, раз от раза, поступают подобным образом, то учат своих детей не исполнять своих обязательств и искать удобные отмазки, то есть ловчить. Детей не проведёшь. Они умеют различать обманы и так же учатся обману на примере родительской безответственности. Не исполнение договора может быть оправдано только ситуациями непреодолимой силы: смерть, тяжкая болезнь или стихийные бедствия.


Когда мне родители говорят, что с детьми заключают договоренности, но те всё равно их обманывают, то я предлагаю родителям проанализировать свои действия и честно ответить себе на вопрос: «Сколь часто я не исполняю взятых на себя обещаний в отношении детей?» И выясняется, что родители не видят в нарушении своих обязательств ничего зазорного, оправдываясь тем, что они устают от работы и хотят отдохнуть. Они уверены, что дети их поймут и простят. И дети понимают их, прощают и поступают так же, как родители, то есть не видят ничего зазорного в неисполнении своих обещаний. Но! Родители в ответ не находят сил понять и простить детей так же, как те сделали это по отношению к ним самим, раздражаясь на них за то, что те необязательны. Родители обвиняют детей в лени, не замечая, что те лишь отражают родительские поведенческие стереотипы.


Односторонние договора, к которым склонны большинство родителей, выглядят как бесконечная череда дел, которыми родители нагружают своих детей. Заканчивается одно дело и без поощрения возникает новая куча дел. Ребёнок устает от этой вереницы повторяющейся карусели обязательств и начинает всячески сопротивляться, пытаясь вырваться из замкнутого круга каждодневности, не приносящей удовлетворения. В этом случае даже похвала перестаёт срабатывать, как мотивация к действию. И тогда начинается борьба между родительским «надо» и детским «не хочу», которое, порой, даже не осознаётся, но чувствуется, как сопротивление противоестественному ходу событий.


Если же вы будете действовать в рамках договора, то раздражение уступит место спокойствию, так как в случае неисполнения обязанностей со стороны детей, вы будете понимать, что рано или поздно они поймут выгоды быть обязательными. Все происходит вполне естественно: в случае неисполнения детьми своих обязательств, вы не исполняете свои по отношению к ним. Это честно. И это дети усваивают быстро и без сопротивления. Тогда неисполнение ваших обязательств по отношению к детям вызовет такую же ответную реакцию со стороны детей. И это справедливо. И тогда обе стороны понимают, что договариваясь, необходимо трезво оценивать свои силы и не раздавать легковесных обещаний, исполнить которые не в силах. Это обоюдная ответственность.


Беспокойство возникает из-за страха, что, играя в одностороннюю игру, дети вас не слушаются. Этот страх вызывает раздражение на себя самого, как на человека, не справляющегося, как вам кажется, со своими обязанностями воспитателя. Вы не можете понять, из-за чего, раз от раза, терпите фиаско и не видите иного выхода, как «закручивать гайки» в отношениях с детьми, принуждая их действовать с абсолютным послушанием. В этом случае вы либо добиваетесь полного послушания, но ломаете волевой стержень ребёнка, либо включаетесь в бесконечную борьбу за послушание, что в равной степени изматывает и вас, и ребенка, нанося ущерб вашим взаимоотношениям.


Подчас, родители, попав в круговорот борьбы с детьми либо мучаются совестью, испытывая вину за то, что, так же, как и их родители, совершают день ото дня насилие над детьми, которое с содроганием помнят ещё со времен своего собственного детства, либо, что случается чаще, даже не замечают губительной стороны таких взаимоотношений, так как действуют по образцу собственных родителей, считая, что именно строгость в отношении их самих сделала из них достойных людей. Последние даже не замечают, что совершенно недостойно проявляются, нарушая на каждом шагу собственные обязательства перед людьми, но, при этом, каждому встречному предъявляют свои претензии, когда их самих обманывают. Этот самообман чреват тем, что семья превращается в поле брани за власть.


Общественный договор в рамках семьи снимает напряжение между её членами и помогает воспитать в детях уважение к другим людям, вступающим во взаимоотношения с ними. Договор - верный путь к пониманию своих обязанностей, как части общей целостности системы договорных отношений любого сообщества. Через договор легко постигается наука быть ответственным за свое слово, обещание и дело. Живя в рамках договора, дети самостоятельно учатся создавать такие взаимоотношения, которые учитывают интересы всех сторон, когда все члены сообщества играют по правилу «выиграть-выиграть». Они легко распознают тех, кто не склонен играть в игры по честным правилам, которые впитали с детства. Они избегают строить с такими людьми длительные отношения. Воспитание в рамках договора делает их прозорливыми, что оберегает их от реальности проживать в режиме самообманов.

«Ты жадина!!!»

Детская площадка - сцена, где вскрываются все изъяны нашей взрослой жизни. Это подмостки театра жизни, на которых вырастают всё новые и новые поколения актеров…


Ну, откуда, скажите, родился миф о том, что ребенок вырастет жадным, если по первому же требованию не научится делиться своими любимыми игрушками? И вот уже мамы и бабушки, с нянями наперегонки, отбирают у детей игрушки, чтобы протянуть их другому малышу, сопровождая своё действие сакраментальным заявлением: «Надо делиться, иначе с тобой никто не захочет играть/дружить»…


Вспомнилось отчаяние, пережитое мной в детстве, в ответ на подобный поступок со стороны моей мамы. Она вырвала из моих рук самую мою любимую куклу и отдала её совсем незнакомой девочке. Отдала то, чем я дорожила больше всего на свете на тот момент. И сделала это только потому, что кто-то заплакал от желания обладать моей вещью. Тогда я тоже разрыдалась в надежде на восстановление справедливости, но вместо этого услышала шокирующий приговор, который тут же был растиражирован всеми присутствующими взрослыми: «Фу! Ты жадина! Как стыдно быть жадиной!!!». В тот момент я почувствовала, что меня предал самый дорогой мне человек.


Стыд прошил моё сознание насквозь. Чувство вины за что-то ещё не вполне осознаваемое, затопило меня доверху. Оно дало мне понять, что я какая-то не такая, плохая и всеми презираемая. Так, невзначай, на меня обрушилось горе от осознания своего полного одиночества и отверженности теми, от кого всецело зависела моя жизнь и чью любовь я испугалась вдруг потерять…


Именно с этого момента я включилась в игру под названием «Соответствовать миру, чтобы заслужить его любовь». Я, наверное, долго бы ещё пребывала в иллюзии, что взрослые - справедливы и безупречны, как боги, если бы не курьезный случай.


Я «щедро» раздавала свои игрушки на время или насовсем, в зависимости от того, какую степень привязанности хотела заслужить. Родители не замечали моей щедрости, порой переходившей всякие разумные пределы до тех пор, пока я не подарила подружке мамину любимую брошь, только потому, что та ей очень приглянулась. Мама обнаружила пропажу. Я во всем призналась и меня жестоко наказали… Стоя в углу, я ощущала и телом, и душой огромную тяжесть несправедливости, суть которой я пыталась понять, но она ускользала от меня по причине моих малых лет…


Урок был с двойным подтекстом… Во-первых, я узнала на собственной шкурке, насколько опасно быть честной и искренней. Во-вторых, в полотне искусно сотканного взрослыми обмана появилась черная дыра, из которой несло смрадом лицемерия. Откровение, что взрослые не готовы следовать своим нравоучениям, потрясло меня и сломало все ориентиры. Я почувствовала, что не всем, чем обладаю, готова делиться. Но и после этого я не перестала уступать тем, кто явно манипулировал моими чувствами, в попытке получить от меня выгоду.


Последней каплей было платье, прожженное и облитое вином моей лучшей подругой, которое я дала ей поносить. Меня поразил не сам факт небрежного отношения к моей вещи, а её слова, брошенные вскользь: «Подумаешь, нашла над чем рыдать. Тебе что, жалко платья для подруги? Считай, что подарила». Они обожгли моё сердце болью откровения. Я поняла, что некоторые люди не могут рассчитывать на мою щедрость. И что не всё в моей жизни можно разменять на звонкую монету признания…


Детская площадка до сих пор разыгрывает спектакли под названием «Чтобы с тобой играли, надо быть щедрым». Хотя уже выросла не только я и мои дети. Вот уж и внук подрастает. А взрослые так и продолжают засевать в детские души зерна лжи и лицемерия. Пройдут годы, и эти всходы прорастут. Кто-то потом начнёт выпалывать эти сорняки и начнёт учиться отстаивать свободу своего выбора по зову сердца, а не в угоду общепринятых расхожих истин. Но кто-то так и не увидит в своей щедрости всего лишь попытку заслужить признание.


Всегда ли мы, взрослые, готовы делиться всем, что нам принадлежит, в отсутствии чрезвычайных обстоятельств? Может, стоит озадачиться этими вопросами прежде, чем вырывать из рук своего ребенка его любимую игрушку только из страха, что и нас самих заподозрят в отсутствии щедрости, столь почитаемой в обществе? Вы действительно верите в то, что именно щедрость воспитываете в ребенке в этот момент? И почему щедрость оказывается важнее доверия ребёнка?


Когда грубо попирается вера ребёнка в то, что мы именно те люди, на поддержку которых он может рассчитывать безусловно, мир для него перестаёт быть безопасной территорией, превращаясь в мир враждебный. Тогда ребёнок либо предпринимает попытки защититься, становясь скаредным, либо ломается под натиском противоречивых эмоций, пытаясь заслужить щедростью любовь к себе. Но и в этом случае мы растим скупого человека, готового делиться только в обмен на привилегии. Так ребёнок вырастает до понятия выгоды.


Как научить щедрости? И есть ли у неё границы? И готовы ли мы сами демонстрировать широту своей души на примере всей своей жизни?

Социальная компетентность личности

Wiki: Социализация — процесс усвоения индивидом ОБРАЗЦОВ поведения, психологических УСТАНОВОК, социальных НОРМ и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе. (Выделено мной)


На мой взгляд, гораздо боле важным социальным навыком является формирование в ребёнке СОЦИАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ, которая понимается мной, как способность выжить в данном обществе и достичь личного, но не социального успеха, пользуясь теми социальными ресурсами, которые имеются в данном обществе.


С психологической точки зрения, социальную компетенцию можно разбить на ряд отдельных способностей:

- коммуникативная компетенция - умение строить отношения с различными возрастными группами на основе уважения чужих и личных свобод;

- социальная предприимчивость - умение использовать ресурсы общества для развития и реализации своих способностей;

- общая правовая и экономическая грамотность - способность из разрозненных фактов социальной жизни строить собственную модель развития событий, а не опираться в своих суждениях на предлагаемые к рассмотрению чужие мнения и интерпретации;

- умение разбираться в скрытых, теневых особенностях социума - уметь разбираться во взаимоотношениях между людьми различных социальных и культурных групп, различать собственную мотивацию и понимать мотивацию других людей;

- способность принимать личную ответственность и уходить от коллективно навязанной ответственности, если та не согласуется с личными целями и мировоззрением;

- способность повести за собой (социальная уверенность) - умение взять на себя ответственность за реализацию идеи, согласующейся с личным мировоззрением, став вдохновителем коллектива единомышленников;

- умение разбираться в социальных ролях и межличностных отношениях, выстраивая их на уважении к чужим взглядам, свободно выбирая с кем сотрудничать, а с кем избежать столкновения;

- умение устанавливать долговременные партнерские отношения на основе взаимоуважения чужих мнений и свобод, избегая навязывания собственных взглядов.


Какой процент выпускников школ обладают достаточной социальной компетенцией? А какой процент взрослых, обучающих детей, обладает ею? Очего государственные социальные образовательные структуры не справляются с этой задачей? Может быть, пора понять важность социальной компетенции, которая для современного общества гораздо более важна, чем социализация, способная лишь воспроизводить старые и отжившие ОБРАЗЦЫ, НОРМЫ и УСТАНОВКИ только для того, чтобы «успешно функционировать в обществе»?

Метод «кнута и пряника»

Этот метод наверняка всем знаком и является излюбленным механизмом воздействия в семьях, в школе и в обществе. Давайте рассмотрим, как этот метод работает и зачем его применяют.


С ранних лет очень выгодно перевести ребёнка на режим внешнего стимулирования, если вы хотите выработать в нём ответственность перед обществом (семьёй, школой), а затем приложить все усилия для того, чтобы эти обязательства переформатировать в чувство долга, прежде всего, перед близкими. Сделав человека заложником чувства долга, можно легко управлять им, нажимая на кнопку, глубоко замурованную воспитанием в его подсознание. Так глубоко, что ребёнок, даже став взрослым, не сможет осознать её наличие.


Метод состоит в том, чтобы поместить ребёнка между двумя полюсами воздействия: СТРАХ НАКАЗАНИЯ и РАДОСТЬ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ.


СТРАХ НАКАЗАНИЯ может быть наполнен отсутствием внешних удовольствий, таких, как поощрения и похвала. Чтобы выработать в ребёнке страх, большого ума не надо. Просто кричите на него, ставьте в угол, разговаривая с ним нависайте над ним эдакой наказующей горой мышц, бейте его ремнём или иными подручными средствами, лишайте его всего, что он любит и чем увлечён. И вообще, ведите себя непредсказуемо и неадекватно.


РАДОСТЬ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ формируется в ребёнке, если использовать разнообразные виды поощрений: похвала, подарки за хорошо проделанную работу, которую вы от него требуете и ждёте. Оценка качества его поступков или непосредственно его самого усиливают ваше влияние, подкреплённое сравнением вашего ребёнка с другими детьми. Здесь вы можете проявить свою фантазию на полную катушку. Так, в школах существуют доски почёта, которые выделяют одних учеников, принижая других. Предполагается, что такое воздействие на тщеславие создаст конкуренцию между детьми, которые включаются в игру «Кто лучше?». В домашних условиях вы можете говорить: «Посмотри, как Вася, Петя, Таня, Света… ведут себя, а ты…». Главное дайте понять, что будете его любить только тогда, когда ваш малыш достигнет соответствия с теми детьми, которые обладают лучшими качествами, чем он. И не важно, что, не сумев достигнуть вожделенного соответствия, он станет завистливым и кичливым. Он научится карабкаться к вашим пьедесталам ценой унижения тех, кто выше, лучше, смелее.


Не стесняйтесь! Главное получить доступ к душе ребёнка, трепещущей перед СТРАХОМ НАКАЗАНИЯ или стремящейся к РАДОСТИ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ.


Как только ребёнок в совершенстве овладеет навыками лавирования между двумя полюсами применяемого к нему метода «Кнута и пряника», будьте уверены, что он созрел для выработки «совести», основанной на ЧУВСТВЕ ДОЛГА перед семьёй, школой и обществом. Теперь достаточно сказать ему: «Как тебе не стыдно! Совести у тебя нет!», как тут же включается отлаженный механизм послушания. Ваш ребёнок стал послушным. Поздравляю! Теперь его можно научить чему угодно и внушить любую идею, выгодную для вас или для любой авторитетной личности.


Учитель или родитель превращается в манипулятора либо заставляющего, либо завлекающего. Теперь ребёнок будет всеми силами стремится заслужить одобрение взрослых и избежать наказания. Взрослыми даже не учитывается то, что чувство долга, тяготеющее над ним, делает его невосприимчивым к умению распознавать свои глубинные желания и потребности. Манипуляторы, наделённые властью, сами уже забыли, что это такое «следовать за зовом собственного сердца». Поэтому всю систему, построенную на принуждении, воспринимают, как должное. Мало того, всячески её восхваляют и поощряют. Эдакая классическая форма стокгольмского синдрома, когда заложники начинают оправдывать своих мучителей.


«Школа социализирует!!!», - кричат мои оппоненты. Мне нечего возразить. Да, школа социализирует. И делает это затем, чтобы те навыки подчинения, которые ребёнок приобрёл в школе, легко перенести в его взрослую жизнь, когда любой начальник любого ранга может требовать от него любой формы повиновения, даже очень абсурдной.


Прислушайтесь к себе, когда вы снова входите в школьную дверь, только уже в качестве родителей. Ваши руки не потеют? Ваше сердце не учащает пульс в испуганном ожидании выволочки за ваше неусидчивое, непослушное дитятко? Почему требование учительницы отсчитывать именно три-четыре-пять (в разных школах по разному) клеточек сверху и снизу тетради, вам не кажется абсурдным с точки зрения правомочности снижения оценок ЗА ЗНАНИЕ тем, кто это требование не выполняет? Вам кажется это разумным?


Я помню, как приходя на собрание, когда мой сын учился в школе, превращалась в маленькую девочку, боящуюся возразить «строгой» учительнице, унижающей моего сынишку прилюдной выволочкой. Я стыдилась собственного сына!!! Я любила его больше всего на свете, но сравнение его с другими, более успешными, детьми вызывало во мне цепную реакцию СТРАХА НАКАЗАНИЯ и РАДОСТИ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ, механизм управления которой так прочно был вбит в меня с детства. А выходя с собрания я стыдилась этих своих эмоций и падала в бездну самоуничижения, считая себя совсем никудышной матерью и преступницей, только что предавшей своего мальчика своим соглашательством.


Однажды выйдя из стен школы, ребёнок обнаруживает, что может приобщиться к тем, кто держит в своих руках кнут и пряник. Теперь он точно знает - зачем учиться дальше. У него возникает мощный стимул достичь социального успеха. Успешен тот, кто, по его мнению, владеет властью большей той мелочной власти, которой обладали его воспитатели. Он рвётся к тому, чтобы однажды в своей руке почувствовать кнут и пряник большой власти. Но вот незадача! Часто он снова попадает в положение подчиненного, боящегося увольнения или ждущего похвалы от руки дающей - только уже в виде денежной премии. В нём растет буйным цветом чувство долга перед теми, кто его истязал или кого он теперь тиранит. Ой, простите, воспитывает. Потому, если его уволят, он подведёт стольких людей, в стройные ряды которых его зацементировала система, основанная на чувстве долга.


Долг перед семьёй, школой, Отечеством… Долг перед собой… Человек умирает нищим должником перед всеми подряд: всегда найдётся тот, кому он не отдал свои долги. Он так и не прикоснётся к великому чуду счастья дарить себе и людям любовь не по чувству долга, а по зову сердца. Разве может увидеть весь ужас этой системы, делающей людей заложниками порочного круга обязательств, тот, кто ослеплён плетью и подсажен, как наркоман, на ароматный вкус пряника?

Социализация

То, что моя статья вызвала такую бурную реакцию как поддержки, так и отторжения, говорит о том, что я правильно выбрала тон, который привлёк общественное внимание к возможностям самообразования. Имено такую цель я и ставила перед собой, чтобы через привлечение внимания к этой теме более полно её раскрыть на странице своей группы. Эта страница существует всего лишь пятый день, а откликов на её содержание уже достаточно, чтобы сделать вывод: эта тема интересна для многих.


http://vk.com/id167113807?w=wall167113807_6209/all


Камнем преткновения во всех спорах, ведущихся сейчас в многочисленной сети откликов на мою статью, является вопрос СОЦИАЛИЗАЦИИ. О ней много говорилось и говорится. Я понимаю, что вы читаете разные ресурсы, чтобы решить для себя, что же такое социализация, зачем она нужна, и важна ли она лично вам в таком качестве, которое придаёт ему общество, воспитанное в духе коллективизма. Поэтому даже если мои взгляды покажутся вам повтором тех, о которых вы читали или слышали, это всего лишь означает, что я не одинока в этом мире и что есть люди, которые имеют опыт, сходный с моим.


Социализация... Как же я не люблю это слово!!! Которое настолько пустое! За ним стоят такие дремучие мифы, поросшие мхами! Но эта та пужалка, которая сопровождает нашу семью с раннего Лизиного детства. Этот миф когда-то родился в гениальной голове какого-то идеологического архитектора, выстраивающего здание мировоззрения граждан таким образом, чтобы проще было загонять детей в учреждения, в которых из них делают серую массу бездумных исполнителей чужой воли, непротивящуюся скармливанию идеологического мусора. Я в своё время тоже придавала особое значение социализации детей именно в стенах детских учреждений. Так же, как и большинство, я была ослеплена «очевидностью» этой обманки. Старший сын ходил уже в пост-советскую школу. Мне хватило его опыта и опыта детей многочисленных друзей-приятелей-сослуживцев, чтобы понять, насколько этот миф прогнил и откровенно воняет. Извините за лирическое отступление))) Надеюсь, вы меня понимаете)))


Теперь, собственно, о социализации на практике. Я задала себе однажды очень простой вопрос: «С каким человеком мне хочется и нравится взаимодействовать?». Меня порадовало то, что большинство моего окружения так же, как и я, предпочитают взаимодействовать с типажом, который не обладает навыками ловчилы-хитрована, склонного к насилию и не умеющего взаимодействовать с людьми на основе уважения чужого пространства.


То, что ребёнок учится дома, вовсе не означает, что он отсиживается в камере одиночного заключения. Целью такого образования как раз является возможность перераспределить время для занятий, не вписывающихся во временные рамки школы. Для нас это музыка и спорт. Эти занятия прекрасно воспитывают и волю, и целеустремлённость. С выработкой умений грамотно выстраивать социальную коммуникацию в коллективе сверстников они тоже прекрасно справляются.


В жизни трудно представить ситуацию, когда взрослый живёт только среди людей своего возраста. Таким местом является разве что только призывная армия. И школьники навыки коммуникации с другими возрастными группами тоже приобретают не в классе, где они находятся в кругу одновозрастном. Даже наоборот, длительное нахождение в таком одновозрастном и навязанном извне детском коллективе, в котором ребёнок находится большую часть свого астрономического времени, плохо влияет на адаптацию в обществе, где ему предстоит жить большую часть своей жизни.


Школьники тоже, как и домашние дети, впитывают в себя общечеловеческие ценности вне стен школы. Только у детей, растущих иначе, такого времени гораздо больше. Поэтому в них скорее вырабатываются навыки адаптации к разновозрастному коллективу. Родители, которые понимают ценность таких навыков и сами в чужой монастырь со своим уставом не лезут, и детям своим предоставляют любые возможности на собственном опыте их приобрести. Для того, кому более ценными кажутся навыки выживания, следует рассмотреть коллективы, в которых ещё более жестко их вырабатывают: детские колонии и закрытые элитные школы.


Если ребёнок вырос в семье ярых поклонников коллективизма, то он неуютно будет чувствовать себя вне коллектива, и тогда ему по нраву будет школьная обстановка. В нашей семье больше ценятся качества индивидуального раскрытия творческого потенциала, потому Лиза любит погружаться в такие реалии жизни, которые предоставляют ей такую возможность. Это не означает, что наша семья любит жить изолированно от общества. Мы общительные люди и легко выстраиваем отношения как с коллективистами, так и с индивидуалистами.


Среда обитания накладывает свои, порой неизгладимые, отпечатки на мировоззрение человека. Не стоит искусственно сужать его в детях своими взглядами на жизнь. Просто предоставьте своему ребёнку самому выбирать, где он более эффективно раскроет свои внутренние личностные резервы. Если вы считаете, что ребёнок не способен делать такой выбор, то думать так - это ваше право. Я всего лишь постаралась раскрыть свои взгляды на этот вопрос по многочисленным просьбам тех, кто меня об этом спрашивает.

Создать сайт
бесплатно на Nethouse