Статьи

Осознание

«Меня всегда привлекали веселые и легкие женщины. Но женился я на женщине, которая испытывала вечные претензии к миру. Затем, став частью её мира, я испытал на себе всю тяжесть её недовольства миром.

Теперь я понимаю, почему так случилось, что я предпочёл связать свою жизнь с глубоко несчастной женщиной. Моя мать всегда была чем-то недовольна и часто повторяла, что если бы не я, то у неё не было бы повода жить дальше.

Я рано почувствовал себя Спасателем, смысл жизни которого состоит в утешении. Это делало меня сильным в собственных глазах. Женщин, довольных своей жизнью, не надо было спасать. А спасательство, благодаря моей матери, стало неотъемлемой частью моей личности.

Теперь жена ловко, того не подозревая, манипулирует на моей потребности жалеть несчастных. Когда она гневится на меня, то мне мир не мил. Но как только она начинает плакать, я не имею сил её бросить. Жалость к ней - суть моего долга. Я должен спасать. Наше примирение с женой замешано на жалости, которая возбуждает во мне ощущение силы. Моё мужество замешано на мучительной потребности быть спасателем».

Вот так «хрупкие», вечно жалующиеся матери, делают своих детей заложниками несчастья, становясь сами пленницами потребности делать больно, чтобы затем упиваться возможностью жалеть и спасать. Порой, они сами привлекают в свою жизнь беду только затем, чтобы в борьбе с этой бедой, чувствовать вкус к жизни. Беспроблемная жизнь для них скучна и пресна.

И вырваться из тисков влияния таких людей практически невозможно. Тот, кто вырвется, рискует всю жизнь мучаться самоуничижением, считая себя конченным подлецом, оставившем без помощи несчастное и страдающее существо. Вырваться из манипулятивной паутины для них означает прослыть эгоистом. Самобичевание разрушает их жизни, делая счастье недостижимой роскошью.

Но несчастье спасаемых ненасытно. Их потребность в жалости невозможно утолить.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse