Статьи

Как общаться с администрацией школы

Лена - моя семинаристка. Она разрешила мне опубликовать свою историю. Я надеюсь, что этот рассказ поможет тем, кто боится и не знает, как отстаивать интересы своего ребёнка, который учится на СО. Такое общение мы отрабатываем в группах «Команда успеха». Эти группы-команды я создаю по окончании двухдневного практикума, который завершает семинарскую работу. Я испытываю гордость за ребят, когда они вот так виртуозно начинают решать задачи, стоящие перед ними.

*****
Елена Сопильник: https://vk.com/id26638524


«Каждый мой пост будет признанием в Любви тебе.

В мозгах взрыв.
Мне трудно.
Захлёбываюсь от непонимания себя и вокруг.


Писать сконцентрированно, анализируя и следуя написанному, не представляется возможным для меня сейчас.


Самое острое, отвалившееся, как никчемушнее и не важное совершенно - это осознание того, что мне НЕ ПРЕДСТОИТ дальнейшая борьба с системой (школой), где я, доказывая свою правоту, надев рыцерские доспехи, отстаиваю право моего ребенка не «быть как все», в системе.
Я вывожу его из системы.
Режиссируя для него свою систему координат.
Это для меня - вдох чистого воздуха полной грудью.


Мы приписаны к школе. Чтобы остаться в ней, но сделав выбор в пользу СО, продолжать в ней числиться, мне пришлось предпринять немало усилий. Я доказывала школе и Управлению образования, что семейников не надо отчислять из учреждения только лишь потому, что родители выбрали другую форму обучения. Законодательством такое отчисление не предусмотрено. Я доказала. Хотела идти дальше (в Прокуратуру). Не пошла. Это было еще до встречи с Любовью. Я осознанно не стала пачкать себя разбирательствами «по справедливости, во чтобы то ни стало».


И вот настал этот день.
Я была в панике. В страхе.
Я понимала, что просидев ночь в инете и ища информацию «как это бывает у других», не нйду ничего. Ничего полезного и стоящего. Ничего такого, что даст мне ответы на мои вопросы.
Я не видела решения. Меня это страшило. Тряслись и потели руки.

Я оставила всех детей дома одних. Впервые. То есть без взрослых. Здесь я была спокойна. Там меня ждала полная неизвестность.


Что взять с собой?... Брать ли доспехи? Вот они, лежат... Брать, конечно! Что за сомнения!!!
Но для чего? Зачем?... Чтобы переубивать их там всех и, во что бы то ни стало, доказать свою правоту? Свое превосходство? Превосходство в чем? В том, что твой драгоценный ребенок остался в семье и не видел всего того говна, которое увидели его ровесники? Так их за это можно только пожалеть. Но никак не добивать.
Я решила латы оставить дома.

Но идти совсем голой было как-то... непривычно.


И мне, в течение 20 минут, необходимо было полностью сменить гардероб. И я придумала.
Я взяла с собой улыбку! Ту самую[ Ту, что делает светлее, добрее, чище мир. Ту, что делает людей живыми. Я могла так когда-то.

Пока я шла от дома к школе, я приняла решение - я заберу документы. Если что-то пойдет не так, то я заберу документы. Я хочу жить в удобном мне темпе, чтобы никто не довлел надо мной.


Я вошла в кабинет заведующих (их там много) и улыбнулась. Я почувствовала, как пространство раздвинулось, комната стала шире и дышать стало глубже и радостнее. Тётушки стали зеркалить мои нейроны и нехотя улыбаться в ответ.


«Предложите свои условия» - сказала я.
«Ну... не то, чтобы «условия»... Скорее пожелания. Вам надо прийти 12 апреля и написать городскую итоговую вместе со всеми. По её итогам будет ясно, усвоил ребенок базовый уровень или нет».
«Хорошо», - говорю я, - «Я Вас услышала. А могли бы Вы выслушать мои пожелания?»
«Да, конечно" - они переглянулись.

«Я согласна, что мой ребенок придет 12 апреля в школу и напишет контрольную вместе со всеми. Я понимаю, что Вам так проще, у Вас очень много работы и я ценю Ваши усилия. А вот писать работу ребенок будет в отдельном кабинете и прерываться не будет (поясню - на работу отводится 2 часа времени с перерывом на столовую) и присутствие родителя на аттестации будет обязательным моим пожеланием ( я специально смягчала. Я не сказала «условие». Меня саму коробит от таких слов).


Здесь они заерзали на стульях...


«Ну, вот объясните нам, для чего присутствие родителя на экзамене???" - возмутилась дама.
«С удовольствием», - я не переставала улыбаться.

«Представьте, что Вы маленькая девочка».


Она была явно застана врасплох... кивнула. Я ждала её этого кивка. Она приняла «игру в визуализацию», и теперь мне не составит труда убедить её согласиться со мной.


«Представьте, что ВЫ - маленькая девочка. Вы никогда прежде не знали эту учительницу, Вы не ходили в это заведение каждый день в течение 9 месяцев, Вам не знакомы и не близки, малопонятны эти дети вокруг. Стресс? (она снова кивает) Так для чего же подвергать ребенка стрессу? Мы же с Вами не разбойники какие, чтобы пугать и мучить человека».


«Я хорошо помню, когда я училась, из РОНО периодически приходили проверки. Не для детей. Для учителей. Приходила женщина из высокой организации, как надсмотрщик, присутствовала на каком-то нашем экзамене и выставляла оценку преподавателю. Мы, дети, конечно, тоже очень волновались. Та страшная тётя сидела на самой последней парте и сканировала пространство... Мы писали работу, и вдруг я что-то забыла! Ну вот знала и забыла...

Я находила глазами глаза своей учительницы (хорошо, если отношения были положительными, что случалось редко) и она мне глазами отвечала "Все хорошо! Соберись. Я с тобой!" И я погружалась вновь в работу, подкрепленная её уверенностью и неравнодушием.

И здесь так же - с ребенком будет человек, которому ребенок доверяет и чувствует его присутствие. Знает, что он просто рядом. Только и всего.
Присутствие родителя, как учителя этого обучающегося, это не контроль Ваших действий и не для подсказок ребенку. Это для его психологического спокойствия и уверенности».


Тётя-заведующая менялась с каждым новым моим предложением. Она засветилась в конце. И с легкостью согласилась со мной, поняв меня. Меня еще долго не отпускали. Заведующие распечатали мне варианты работ за прошлый год. В подробностях рассказали, что нужно делать с такой работой.


Я вышла окрыленная. Я по-прежнему улыбалась. И мне было легко и понятно.


Дома мы выполняли подобные контрольные, скачанные мной из интернета. За два дня до сдачи дочь попросила ЕЩЁ. "Мама, а давай еще позанимаемся завтра. Я волнуюсь чего-то...» В понедельник мы много гуляли и об учебе с моей стороны не было сказано ни слова, ни напоминания. Я дала ей отдохнуть.


Захандрила она в ночь перед экзаменом - и никак не могла уснуть, и придумала себе больное горло, в общем, психосоматика налицо.
Я ответственно полечила ее горло, на что она сказала: «Я устала лечиться. У меня уже ничего не болит». «И, знаешь, мама... Я не сдам. Я БОЮСЬ. Я не пойду завтра в школу»... Не могу сказать, что была прямо очень готова к такому повороту.

Я не нашлась ничего сказать другого.


Я сказала: «А ты думаешь, что твоя бабушка не боялась тащить на плащ-палатке под взрывами снарядов здоровенных мужчин, раненых, убитых, без рук и с дыркой в животе? Ты думаешь, ей не было страшно 4 года в Ленинграде? Видеть и выживать рядом с голодом, кровью, страхом, смертью... наконец? Твоя бабушка была пилотом самолета - думаешь, ей не было страшно падать с высоты птичьего полета на подбитом врагами аэроплане и с дырявым парашютом, и застрять в ёлках вниз головой? Как ты думаешь, ее правнучка могла бы завтра встать утром, прекрасным солнечным утром, сходить на часок в школу и в компании с мамой, в отдельном кабинете, в присутствии тёти-завуча написать работу, похожую на те, что эта девочка уже делала дома?»


Мы набрали 16 баллов из 16 возможных. Сдали аттестацию за 1-ый класс. Переведены во второй.

И самое главное здесь для меня это сделанный мною выбор - доспехи (привычные) или улыбка (забытая).

Ах, видели бы Вы их глаза, когда через 30 минут дочь сказала: "Я закончила".
Держалась она молодцом! Вела себя достойно. Спокойно. Приветливо. Сдержано.
Я горжусь ею! Я сказала ей об этом!».

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse