Статьи

Образование: для чего и зачем?

Ребёнок – не возраст, а незрелость характера. Взрослый, которого по жизни ведёт слепая прихоть страстей, что ребёнок, имеющий возраст, не соответствующий понятию взрослости. Зрелость – это умение владеть страстями и умение направить их на реализацию целей, не нарушающих чужих свобод.


Зрелость часто трактуется как признак нравственной личности. Русский философ XIX века B.C. Соловьев в предисловии к своей книге «Оправдание добра» сравнил нравственную философию с путеводителем, который описывает примечательные места, но не говорит человеку о том, куда ему идти.


Так каким же образом человек в процессе взросления постигает понимание своих целей, как момент реализации тех задач, которые перед ним ставит его развивающийся разум, как проводник Высшего разума?


Образование я рассматриваю не как просто обучение, имеющее целью расширение умственного кругозора, но еще и как выход на духовный уровень развития.


Ребёнок рождается и начинает долгий путь в познании мира и себя в этом мире. Вначале он знакомится с предметами и явлениями, которые членят его целостное представление на мельчайшие осколки разрозненных впечатлений.


Постепенно он начинает складывать свою собственную мозаику мира, постигая взаимосвязи между явлениями, выходя на уровень понимания первопричин и следствий. Происходит развитие мышления. Разум ребёнка обретает способность распознавать свои эмоции, чувства, интерпретировать их в тех нравственных координатах, которые в него закладывают взрослые.


Так, если ребёнок помещен в условия тотального контроля, в нем формируется инфантильная личность гедониста. Эта личность управляется любыми желаниями, реализующими идею наслаждения жизнью, в обход требованиям общества, призывающего его к ответственности.


Я рассказываю на семинаре о том, как формируются ценности наслаждения (гедонизм), стремление к успеху (утилитаризм) и личному совершенствованию (перфекционизм), состраданию и милосердной любви (альтруизм). Эти знания важны для того, чтобы понимать к чему ведут те или иные воспитательные меры, которые родители применяют чаще всего необдуманно, идя на поводу усвоенных культурных кодов. Тем не менее, круг общения ребёнка, его социальное окружение оказывают влияние на его характер и на особенности взаимодействия с людьми.


Именно в этих координатах начинают закладываться смыслы любой деятельности. Для кого-то смыслом будет профессиональная реализация, для кого-то достижение высокого статуса, власти и славы, для иных мерилом ценности будут деньги. Но все, так или иначе, выходят на понимание успеха, вкладывая в это понятие разные толкования.


На семинаре мы разбираем различные схемы жизненного успеха. Участники семинара приходят к пониманию того, какие задачи они решают и какие цели ставят перед собой, давая своим детям образование. Мы вместе постигаем глубину осознания успеха, к которому стремимся подвести своих детей.


Развиваясь, ребёнок становтся разумным. Он начинает свою деятельность подчинять уму, часто растождествляясь со своими чувствами. Следуя указаниям взрослых, он часто перестаёт доверять своим чувствам. Разум ищет целеполагания, и жизнь видится, как череда свершений.


Взрослые учат предвидеть возможный ход событий, исход событий и заранее, идеально, в виде цели, формулируют тот результат, который предстоит достичь ребёнку. Так итоговый результат, оформляясь в цель, становится причиной, запускающей механизм деятельности.


Ребёнок получает из рук взрослых смысл, ради которого стоит жить. Но потом, случается, что эти смыслы теряют власть над ним, и он становится дезориентированным и растерянным. Так забота о ребёнке оборачивается в итоге “медвежьей услугой”.


Помогая решать жизненные задачи, зачастую, родители подсовывают готовые ответы, верные с точки зрения их опыта. Родители боятся, что дети могут ошибиться и в итоге дети наследуют именно этот страх, а так же неумение решать задачи, которые перед ними ставит жизнь.


Человеческая деятельность многообразна, cоответственно, многообразны цели, которые в ней реализуются. При этом различные цели связаны между собой иерархически, и то, что в одном отношении является целью, в другом отношении становится средством.


К примеру, школьник готовится к аттестации. И экзамены для него — цель. Он сдает их, чтобы получить аттестат. Теперь для него целью становится получение документа об окончании школы, а экзамены — всего лишь средство для этого. Затем он получает высшее образование, чтобы реализоваться в профессии. Теперь целью является общественный престиж, высокая зарплата, а получение высшего образования стало средством. Общественный престиж в свою очередь отражает понимание успеха. Как видим, происходит переход целей в средство.


Эта цепочка из целей и средств бесконечна. И однажды человек приходит к пониманию бессмысленности своей деятельности, раз от раза сталкиваясь с такой метаморфозой, происходящей на пути целеполаганий. Кажется, что всё, к чему стремился, иллюзорно. Именно с этого момента чаще всего начинается поиск некой последней цели, своего рода, цели целей. Приходит на ум такое заманчивое слово “предназначение”. Теперь оно начинает придавать жизни разумно-осмысленный характер. Человек ищет ответ на вопрос: “Что я хочу осуществить в качестве некоей миссии?”.


С этого момента предназначение становится единственной целью и точкой отсчета человеческой деятельности, которой, собственно, и явилось желание воплотиться в эту жизнь. То есть, поиск и реализация предназначения становятся самоцелью.


Осознание своего предназначения в какой-то момент понимается как высшая и единственная цель существования. Но наступает (или не наступает?) следующая ступень постижения смысла жизни, и человек понимает, что всё, к чему он стремился, вообще не имеет смысла. Он начинает искать ответ на вопрос: «Зачем я живу?». Так начинается этап духовного развития, который выходит за рамки любого религиозного догмата.


Таким образом, стремясь к успеху, мы отождествляем его со счастьем. Но счастье наполняется разными смыслами в зависимости от того, каким уровнем ясности мы обладаем. По мере восхождения от уровня к уровню, понятие счастья трансформируется. И эта трансформация происходит очень часто болезненно. Так стоит ли ограничивать путь ребёнка родительским опытом? Не мешает ли наше желание оградить ребёнка от сложностей личного выбора, выйти постепенно на уровень его личного понимания смысла своей жизни?


И в чем же тогда заключается смысл того процесса, который мы называем «Дать детям образование»?

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse