Статьи

Стокгольмский синдром родительско-детских отношений

«Как тебе не стыдно!», «Побойся Бога!», «Хоть бы постеснялся такое делать/говорить!», «Ну-ка, извинись! Кому сказала!», «Как ты себя ведёшь?! Мне за тебя стыдно!», «Учись/веди себя так, чтобы мне за тебя стыдно не было!»...


Для чего родители говорят такие и подобные слова своим детям? Что стоит за всей этой словесной паутиной? Какую цель преследуют родители, взывая к совести своих детей?


Какими бы словами родители не упаковывали свой страх, он вылезает наружу. Чего боятся родители? Того, что дети вырастут безответственными. Но разве чувство стыда и вины за содеянное могут сформировать ответственность?


Если ребёнок делает выбор самостоятельно, то его не надо даже подстёгивать для того, чтобы исполнить задуманное. Процесс развивается легко, энергично и, как правило, завершается вполне прогнозируемым результатом. Если совершается ошибка, то исправляется, результат корректируется.


Если ребёнка вынуждают взять на себя обязательство, то неразумно ждать от него рвения. Ребёнок сопротивляется тому, что ему навязано. И это естественно. Попробуйте сами исполнить качественно и в срок то, что вас заставили сделать, вынудив согласиться. Что вы будете чувствовать? Радость? Злость? Может быть, подъём сил и энтузиазм? Почему в требованиях к ребёнку родители даже не пытаются встать на его место, чтобы понять его чувства?


Как часто родители относятся к детям, как программируемым роботам?! Нажал кнопку - он сделал. Нажал другую - он перестал делать. А если он вдруг вышел из под контроля и ведёт себя так, как родители считают себя не ведут «приличные дети», то им за него стыдно. За него ли? Может быть, их смущает то, что скажут о них люди? Вдруг их обвинят в том, что они никчемные родители, раз не могут «справиться» со своим ребёнком?


Взрослые боятся того, что кто-то увидит их родительскую некомпетентность и, что греха таить, уличат в нежелании заниматься собственными детьми. Когда собственный ребёнок раздражает, бесит, выводит из себя, то находятся любые поводы, чтобы оправдать столь постыдные чувства: находятся черты сходства ребёнка с нелюбимым мужем, свекровью, матерью... Не хватает честности признать, что собственное сердце - выжженная пустыня и нет в нем ни теплоты, ни нежности, ни любви: ни к себе, ни к ребёнку, ни к людям. Отсюда претензии и желание силой вырвать желанные крохи самоуважения. Потому, чтобы спасти себя от самоуничижения, на ребёнка сыплются обвинения в безответственности, подкрепленные словами о стыде, вине и совести.


Однажды я делала опрос: «С какой целью вы родили ребёнка?». И чаще всего я слышала ответ: «Чтобы не чувствовать одиночества». Одиночество разъедает человека с самого детства, когда он чувствует свою отверженность и мамину отрешенность, холодность и погруженность в себя. Вырастая, он делает всё возможное, чтобы заслужить хоть капельку чьей-либо благосклонности. И даже получив внимание, такой человек сомневается, что достоин его. И тогда на выручку приходит простая идея: «Я рожу ребёнка и никого-то ближе у меня не будет. Именно он будет любить меня просто так. И в его любви я не буду сомневаться».


Но проходит время, и ребёнок начинает проявляться своевольно: естественный процесс созревания личности. Это начинает раздражать. Особенно, если ребёнок начинает отстаивать свои границы и требует свободы проявления. Включается жесткий контроль со стороны родителей. Он больше похож на отражение той зависти, которая ещё с детства сидела внутри человека, когда он наблюдал свободный Дух в других людях. Тот, кто не может позволить себе свободу самовыражения, кто яростно цепляется за мнения и расположения окружающих, склонен строить отношения на привязанностях, контроле и манипуляциях. Вот тут как нельзя кстати возникают слова о чувстве вины и ответственности, которая понимается так, как «ты мне должен только потому, что я тебя родил/а».


Стыдящий ребёнка мстит самому себе за то, что когда-то не отважился сделать, преступив свой страх наказания контролирующими родителями. А вот теперь его собственный ребёнок пытается отстоять своё право на свободу. «Я не смог и тебе не позволю!!!», - так кричит подсознание из глубин прошлого и, чаще всего, этот крик неразличим сознанием и даже не оформляется в слова. Контроль со стороны родителей увеличивается, вызывая в ребёнке ответную реакцию протестного поведения. И вновь в семье выросшего ребёнка, ставшего родителем, раздаются крики, которые он так ненавидел и клялся, что никогда не произнесёт их своим детям:


«Как тебе не стыдно!», «Побойся Бога!», «Хоть бы постеснялся такое делать/говорить!», «Ну-ка, извинись! Кому сказала!», «Как ты себя ведёшь?! Мне за тебя стыдно!», «Учись/веди себя так, чтобы мне за тебя стыдно не было!»...


Стокгольмский синдром родительско-детских отношений - вначале ребёнок ненавидит контроль со стороны собственных родителей, а когда он вырастает, то начинает сам активно подавлять уже в собственных детях желание развиваться в свободе.


Как вырваться из этого порочного круга? А, может быть, ничего не предпринимать, сказав себе, что «не все дети могут расти в свободе, многим нужен контроль»?

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse