Статьи

Искусство принятия решений

Любая конфликтная ситуация содержит невероятный потенциал личностного роста обеих сторон: как ребёнка, так и родителя. Что я думаю насчет того - вмешиваться или не вмешиваться в отношения ребёнка с миром и как выходить из конфликтных ситуаций и споров с ним?


Когда ребёнок просит помощи, то родители могут дать совет, что деструктивно, либо помочь ребёнку самому найти ответ путём совместных рассуждений, что конструктивно, на мой взгляд.


Чаще всего родители дают именно советы, которые основываются на мировоззрении взрослого. В этих советах отражаются, как в зеркале, все психотравмы родителя. Какое отношение это имеет к действительности ребёнка, у которого реальность только формируется? Давая советы, родитель сужает мировосприятие ребёнка и ведёт его к опыту, основанному не на его решении. Тогда, если опыт будет негативным, у ребёнка накапливается раздражение на вас, как на человека глупого. Тогда ребёнок всё равно прибегает к помощи стороннего советчика, но не к вам. Бежит за советом до тех пор, пока либо не научится вырабатывать собственные решения, либо так и останется рабом чужих мнений. Если опыт оказался позитивным, то закрепляется желание постоянно опираться на советы мудрого родителя. Это приводит к страху совершать поступки без опоры на авторитет. Именно у таких детей формируется стойкий страх принятия самостоятельных решений.


Когда ребёнок бьётся в истерике, то с ним бесполезно вести разговоры. В этом случае, всё, что ему требуется, это утешение. Я обнимала ребёнка, гладила, пока он не утихал. Потом, когда он успокаивался, я начинала говорить не о нем и его поведении, а о том, почему я не могу исполнить его желание. Это либо невозможность, связанная со временем, либо с финансами, либо с нарушением чужого пространства и прав. И говорила о том, что его эмоции мне понятны, так как очень сложно с ними справляться, не понимая причин, почему он не может что-то получить тут же.


Я просила его рассказать мне о том, что он чувствует. Так в разговоре ребёнок эмоциональный уровень учился переводить на уровень понимания через описание эмоций словами. В психологии это называется объективизацией. Ею не обладают даже многие взрослые люди. И очень хорошо научить ребёнка с детства понимать свои эмоции и желания и встраивать их в структуру взаимоотношений на осознанном уровне.


Как правило, в таком разговоре ребёнок самостоятельно формирует своё отношение к происходящему. Если всё равно ребёнок упорствовал, вновь возвращаясь к своему эмоциональному «хочу», то я ему твердо поясняла, что обстоятельства, препятствующие исполнению его желания в данную минуту, не изменятся. И предлагала ему найти самостоятельное решение, каким образом можно получить желаемое без нарушения прав другого. Такие обсуждения приучали постепенно выходить на уровень осознанного рассуждения, принятия решений, и принятие обстоятельств, которые имеют непреодолимую силу.


Если решение находилось, то мы рассматривали пути достижения желаемого. Если, всё же, выяснялось, что желание неосуществимо, то ребёнок учился принимать со смирением эти обстоятельства в рамках тех возможностей, которые от него на данный момент не зависят. Либо он решал сделать всё возможное, чтобы достичь желаемого своими силами. Именно в этом и кроется потенциал развития личности: не в готовых решениях взрослых, а в его собственных решениях.


Это своеобразный ТРИЗ на уровне решения бытовых и поведенческих задач. Решать нетривиальным образом такие задачи может только человек, мышление которого сформировано с детства на основе поиска собственных алгоритмов, а не на основе готовых поведенческих схем.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse