Статьи

Почему школа такая?

18 век принес Европе не виданное ранее движение. Ломалось все: вековые традиции государственного устройства, семейные устои, мораль и нравственность, способы передвижения, добывания и хранения пищи — огромные массы людей меняли способ жизни. 18 век принес ртутный термометр и молниеотвод, вакцинацию против оспы и электрические опыты, открыл теорию вероятности и дифференциальное исчисление. Тысячелетние мечты о полетах стали явью — братья Монгольфье поднялись на шаре с нагретым воздухом. Но самое главное — изобретение паровой «вращательной машины» Джеймса Уатта.


Джинн вылез не из бутылки, а из котла с подогретой водой. Но он в полной мере обладал главным свойством сказочного персонажа — силой. «Лиши Британию ее паровых двигателей, и ты… уничтожишь ее богатство, сведешь на нет ее власть», — говорил Сади Карно , имя которого и сегодня живет в школьных учебниках.


Началась демиургова работа. У джинна была армия: тысячи светлых голов и миллионы рук. Одни изобретали, другие продавали, внедряли, пользовались. Новый демиург хитер. Придумав паровую машину, он распространил ее во все возможные сферы деятельности. Придумав коллективную форму труда — фабрику, он тоже не стал скромничать.


Фабрика — второе имя джинна. Фабрика — символ индустриального времени. Даже самый традиционный, сельскохозяйственный труд приобрел свойства и ритм фабричности. Механические приспособления, изготавливаемые на фабрике, резко повысили производительность труда на земле. В результате в селах оказалось огромное число свободных рук. Эти руки перетекли в быстро растущие города и оказались опять-таки на фабрике. В Англии спустя всего тридцать лет после изобретения Уатта количество людей, занятых промышленным или ремесленным производством, превзошло количество сельскохозяйственных работников.


Вслед за производством черты фабричности стала приобретать торговля. Если раньше покупатель обычно покупал товар у его владельца, то теперь появились нанятые продавцы (по сути, те же рабочие), которые отпускали товар по стандартным правилам и по фиксированным ценам, работали «от гудка до гудка», как и положено на фабрике. Но на этом преобразования в социальной сфере не остановились.


«…изобретатели в социальной сфере, считающие, что фабрика или завод являются наиболее прогрессивным и эффективным органом производства, пытались воплотить свои принципы и в другие организации. Таким образом, школам, больницам, тюрьмам, правительственным структурам и другим организациям присущи многие черты фабрично-заводского производства с его разделением труда, с иерархической структурой и полной безликостью» .


Итак — школа… Одной причиной ее рождение не объяснить. И все же есть некое общее основание, первопричина и одновременно фон, на котором разворачивалось рождение и развитие массовой школы. Школы, которая была и осталась прототипом современной традиционной школы. Эту школу породила индустриализация.


Школа появилась, чтобы разрешить социальное противоречие: фабрикантам приходилось брать на работу воспитанных в доиндустриальную эпоху людей, ибо других работников просто не было; и они не хотели этого делать, ибо «людей, миновавших период полового созревания и занимавшихся ранее сельскохозяйственным трудом или каким-либо ремеслом, почти невозможно превратить в полезные производству рабочие руки».


Индустриализация предъявляла новые требования к работникам. Среди простых горожан третьего сословия стала распространяться грамотность. Так, к концу 18 века 47% мужчин и 26% женщин во Франции были грамотными . Вопросы образования стали серьезно волновать общество. Лучшие умы ломали копья на этом ристалище. Вольтер прямо выступил против образования «черни». Дидро — за бесплатную, открытую всем слоям школу. Блестящие работы философов-гуманистов рисовали школу-мечту, школу-праздник.


Однако развитие событий было предопределено. На лимонном дереве вырастает лимон, в индустриальном обществе выросла школа-фабрика . Цели ее были ясны: научить слушать и запоминать, действовать по инструкции, послушно выполнять указания, согласовывать свои действия с коллективными действиями. Научить читать и считать, научить пунктуальности и четкости в выполнении однообразной работы. Дети стали сырьем, которое нужно обработать по определенной технологии, чтобы получить «человека индустриального».


С усложнением производства растет и объем необходимого образования. Дети начинают ходить в школу со все более раннего возраста, учебный день и учебный год становятся все длиннее. Постепенно все большее место в школе занимают арифметика и естественные науки. В 19 и 20 веках школа значительно усложнилась, в ней отразились успехи науки, изменение культурной, технической, бытовой среды. Но школа осталась при этом преимущественно школой-фабрикой.


Впрочем, намерения отдельных людей часто не совпадают с движением общества в целом. В любые исторические времена были учителя, которые сопротивлялись образовательному конвейеру . Выпадали из потока и самые талантливые дети . Несоответствие школьной программы и технологии обучения запросам талантливых людей стало причиной возникновения мифов о проявившейся в школе тупости классиков науки: Чарльза Дарвина, Блеза Паскаля, Альберта Эйнштейна и других.


Чем сложнее культурная среда, тем больше появляется лазеек для талантливых учеников и выдающихся учителей и тем больше шансов у тех и других избежать «всеобщего уравнивания». Это закономерно — ведь индустриальному обществу нужны не только рабочие руки, но и управленцы, технологи, ученые… А попытки на ранних этапах индустриализации закрыть эту потребность обучением детей только из высших сословий провалились.


Сегодня школа-фабрика по-прежнему жива, но ее сильно лихорадит. Это неспроста. Разберемся в причинах чуть подробнее. А для этого рассмотрим три этапа цивилизации .


1 этап — доиндустриальный. Примерно до начала 18 века. На этом этапе мировоззрение ребенка складывается в основном под воздействием семьи. Ребенок практически все время находится в семье, и постороннему воздействию неоткуда взяться. Большинство простых людей проживают всю свою жизнь, так и не побывав дальше соседнего села.


2 этап — индустриальный. Условно — три последних века. Происходит массовая миграция людей в города, где плотность населения значительно больше. Появляется почта для широкого населения . Железная дорога и пароход делают мир если не маленьким, то обозримым. Телеграф, радио, телевизор… Теперь информация может прийти откуда угодно в сколь угодно малый срок. Правда, преимущественно в одну сторону: от управляющей элиты к народу. Главная роль в формировании мировоззрения постепенно переходит от семьи к государству. Государственные радио и телевидение могут как угодно трактовать события и влиять на мнения своих граждан. Противопоставить этому что-либо столь же действенное невозможно. Ведь ясли, детский сад, школа — тоже государственные учреждения.


3 этап — информационный. От нашего времени и дальше — пока трудно понять, насколько. Самым важным, выгодным и массовым — впервые в истории — товаром становится информация. Возникают информационные технологии, позволяющие огромным массам людей общаться, видеть друг друга, спорить и влиять друг на друга, находясь на противоположных сторонах земного шара. Теоретически очень скоро возникнут индивидуальные телеканалы — сколько угодно, хоть по числу живущих на земле людей. Каждый сможет снимать на видео, делать фильмы, передачи или вещать через Интернет на весь мир — только было бы кому слушать. В этом космосе (или хаосе?) информации несравненно труднее будет влиять на мировоззрение подрастающего человека. И это в равной степени касается как государственных средств массовой информации, так и школы. Российские учителя уже сегодня заметили, что стало куда труднее управлять мнением и мироощущением детей, — особенно в крупных городах, где пространство информации с момента развала Советского Союза существенно расширилось.


Мы вступаем в новый этап цивилизации — мир стремительно меняется. Значит, школу лихорадит закономерно — и, заметим, во всем мире. Любопытный факт: слабый уровень подготовки американских школьников в области математики и естественных наук представляет «серьезную угрозу позициям США в мировом сообществе». Об этом говорится в докладе, подготовленном сотрудниками центра проверки знаний Принстонского университета .


Впрочем, таких цитат озабоченных политиков и ученых можно насобирать сколько угодно. Гораздо труднее найти цитаты, показывающие удовлетворенность образованием в какой-либо цивилизованной стране.


Вице-президент Международной ассоциации ТРИЗ (теория решения изобретательских задач) по вопросам образования Анатолий Гин

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse